Обложка канала

L'etagere d'Eugene

562 @letagere

"Книжная полка Евгения" Авторские статьи и обзоры на книги, фильмы, а также интересные факты из истории мира.

  • L'etagere d'Eugene

    ​​Карта британской империи на первой в мире рождественской почтовой марке. Четверграфика

    Британские государственные деятели стремились к почтовым реформам со времени введения марок сэром Роландом Хиллом в 1840 г. В 1885 г. Джеймс Хенникер-Хитон, член парламента, поднял вопрос в британской Палате общин о создании имперской системы «Penny post» (прим. – смысл названия в том, что любое письмо можно было отправить за один пенни). В июле 1898 г. в Лондоне состоялась «Имперская конференция по почтовым расценкам». По предложению представителя Канады, Уильяма Малока, генерального почтмейстера Канады, схема была принята в Великобритании, Канаде, Ньюфаундленде, Капской колонии и республике Наталь.


    Делегаты имперской конференции предоставили возможность другим регионам Британской империи принять участие в «Penny Post», если правительство Ее Величества одобрит эту акцию. Сначала предлагалось установить единый тариф для всей Британской империи, но ни один тариф, приемлемый для всех заинтересованных правительств, так и не был принят. Как главный сторонник принятия этой концепции, Малок решил разжечь интерес к этому событию, выпустив специальную почтовую марку, подчеркивающую огромные размеры Британской империи. Сам рисунок был сделан в присутствии Малока Уорреном Грином, президентом «American Bank Note Company Limited» в Оттаве. В октябре 1898 г. в офисе Малока была оставлена записка, написанная его почерком, все еще существующая в архиве «Canadian Bank Note Company». Текст гласит следующее:

    «Это приблизительная идея новой марки. У мистера Малока было несколько планов на этот счет и, естественно, множество противоречивых идей. Единственный способ добиться чего-то определенного - сесть с карандашом и кистью рядом с ним и работать до тех пор, пока он не придумает что-нибудь более подходящее».

    Марка не должна была выходить ограниченным тиражом; она должна была дополнять обычные марки, главным образом в отношении зарубежной британской корреспонденции, хотя и были доступны для любого другого почтового отправления. На карте мира различные части Британской империи были окрашены красным цветом. На марке была надпись «Xmas 1898», а в основании рисунка текст гласил: «Мы владеем обширнейшей империей из когда-либо существовавших».

    #Четверграфика
  • L'etagere d'Eugene

    ​​Итальянская Феррара в 1600 г. Четверграфика

    Сегодня, в «Четверграфике» мы познакомимся с картой города Феррара, что расположена в итальянском регионе Эмилия-Романья. В этот раз автора снова не удалось установить, как это и бывает со многими артефактами прошлого. Но это не помешает нам узнать другие интересные факты из истории этого замечательного города.

    Важный момент:
    С XIV по XVI вв. в городе был реализован ряд градостроительных схем, которые сделали Феррару первым городом эпохи Возрождения, который был разработан с использованием комплексного городского планирования.

    В этом плане сеть улиц и стен была тесно связана с дворцами, церквями и садами как часть общей схемы, которая отдавала предпочтение гармоничной планировке городского пространства, а не подчеркивала красоту отдельных зданий. Самая известная из этих схем, Addizione Erculea, разработанная Бьяджио Россетти в конце XV в., была одним из первых городских планов, основанных на идее перспективы - то есть, балансируя между гуманистическими принципами, касающихся формы и объема в архитектуре с открытым пространством, и потребностями города, а также местными традициями.

    История Феррары тесно связана с дворянской семьей Эсте и их правлением. Город был важным средневековым центром, свободным городом со своими законами и даже собственным монетным двором, но только при Эсте он стал всемирно известной столицей, имевшей большое значение для искусства, экономики и религии. Двор процветал, и в течение двух столетий статус Феррары был на уровне не только с важными итальянскими мегаполисами, как Флоренция и Венеция, но и другими великими европейскими дворами во Франции или Испании.

    Такие художники, как Пьеро Делла Франческа, Мантенья и Микеланджело, посещали двор при Эсте и создали многие из своих шедевров, которые сейчас украшают стены дворцов. При поддержке этих художников семья Эсте создала первый образец студиоло (ею стала коллекция картин в кабинете маркизы Изабеллы д’Эсте), и эта практика художественной коллекции стала моделью как для известной семьи Медичи, так и для Папы Римского.

    #Четверграфика
  • L'etagere d'Eugene

    ​​«С русской кухней сегодня происходит катастрофа». Находка (вчерашнего) дня

    Вчера наконец-то добрался до мартовских номеров «Огонька», что от издательского дома «Коммерсант». В выпуске от 18 марта наткнулся на крайне занимательное интервью с Анной Павловской по моей любимой «истории еды», а именно – про русскую кухню. Каюсь, в силу самоуверенности по типу: «ну это же практически всё что я ем обычно, лучше поизучаю зарубежную историю», не особо вникал в этот вопрос. Как итог - слабо ориентировался в этом культурном пласте. А ведь это та самая культура повседневности, что окружает и формирует нашу идентичность, но мы часто не осознаём её ценности.

    Например, интуитивно догадывался, что главная продуктовая триада в России - «хлеб, картошка и квашенная капуста». Но даже не знал, что ржаной хлеб долгое время считался отдельным блюдом, а не дополнением к приему пищи. Или же чем наш сыр отличался от европейского, и под каким влиянием он сформировался. В общем, что не абзац, то новое открытие гастрономическое открытие. Под конец статьи я сразу же начал пеший поход в сторону холодильника, не удержался.


    Напишите боту (@kopeykibot) или в комментариях в группе вк (ссылка в описании канала) о том, что вы думаете о статусе русской кухни: это упадок или же можно не беспокоиться. Будет здорово, даже если вы просто поделитесь историей своих любимых блюд, если вы знаете какие-нибудь интересные факты.

    Подробнее о главных продуктах русских трапез, когда и как они закрепились на Руси, и про европейскую историю национальных кухонь:

    https://www.kommersant.ru/doc/3909270

    P.S. Наверное, я один из тех вымирающих динозавров, что до сих пор выписывают газеты :)
  • Реклама

  • L'etagere d'Eugene

    Вскрытие 3000-летнего саркофага в прямом эфире.

    В твиттере канала «Discovery» сообщили, что ведущий программы «Неизвестная экспедиция» Джош Гейтс, проведёт трансляцию вскрытия 7 апреля, то есть уже завтра.

    С ведущим будут: египтолог Захи Хавасс и генсек Верховного совета древностей Египта Мустафа Вазири. По данных исследователей, в этом месте находятся захоронения богатых египтян. Так что мы можем стать свидетелями великого события!

    Подробнее: https://twitter.com/Discovery/status/1109132822353080320

    P.S. Надеюсь в этот раз будет без «проклятия мумии». Хоть это и миф, но всё равно немного пугает.
  • L'etagere d'Eugene

    ​​Бодрийяр о восприятии человеком информации из СМИ. Общество потребления

    Ранее мы уже знакомились с отрывком из труда Бодрийяра «Фантомы современности»
    о безмолвии масс. Сейчас же коснёмся вопроса нашего восприятия «картин» происходящего через СМИ и СМК (средств массовой коммуникации), а точнее, пассивного и отреченного состояния зрителя. Это состояние позволяет нам испытывать иллюзорное чувство опасности от сопричастности событию, но на деле, оно только больше отдаляет нас от него, даже успокаивая. Вот как подробнее описывает это состояние французский философ:

    Для средств массовой коммуникации в обществе потребления характерна подача разных фактов в форме универсального происшествия. Всякая политическая, историческая, культурная информация получается нами в одной и той же одновременно безобидной и чудотворной форме происшествия. Она вся целиком актуализована, то есть драматизирована в форме зрелища, и вся целиком деактуализирована, то есть взята на дистанции ввиду посредничества коммуникации и сведена к знакам. Происшествие не является поэтому одной из многих категорий, это кардинальная Категория нашей магической мысли, нашей мифологии.

    Подобная мифология опирается тем не менее на ненасытное требование реальности, «истины», «объективности». Повсюду документальное кино, прямой репортаж, экстренное сообщение, фотошок, документальное свидетельство и т. д. Повсюду ищут «сердце события», «сердце столкновения», «лицом к лицу» - стремятся испытать головокружение от целостного присутствия в событии, почувствовать Великое Содрогание Живого, то есть еще раз увидеть Чудо, потому что истина события видимого, переданного по телевизору, записанного на киноленту, именно означает в точности, что я там не был. Но это и есть самая большая заранее предусмотренная истина, иначе говоря, факт быть там, не будучи там, или, еще раз иначе, - фантазм.

    Массовые коммуникации дают нам не действительность, а головокружение от действительности. Или, если не играть словами, действительность без головокружения, ибо сердце Амазонии, сердце реального, сердце страсти и войны, «Сердце» находится в геометрически очерченном месте массовых коммуникаций и придает им головокружительную убедительность, - это поистине то место, где ничего не происходит. Это аллегорический знак страсти и события, и знаки являются успокоительными.

    Мы живем, таким образом, под покровом знаков и в отказе от действительности. Чудесная безопасность: когда мы смотрим на образы мира, кто отличит это краткое вторжение действительности от глубокого удовольствия не быть в ней? Образ, знак, послание, все то, это мы «потребляем», - это наше душевное спокойствие, подкрепленное дистанцией от мира, которое даже сильный намек на действительность скорее убаюкивает, чем нарушает.

    По материалам: «Общество потребления», Ж. Бодрийяр.

    #Человек_и_потребление
  • L'etagere d'Eugene

    От узника Бастилии до драматурга. История жизни Вольтера

    Один из главных символов Франции, философ, драматург и публицист, Франсуа-Мари Аруэ, больше известный по псевдониму Вольтер, был главным противником абсолютной монархии на протяжении всей своей жизни. Его непримиримая позиция стала катализатором революции во Франции, и привела его самого к заточению в неприступной Бастилии. Как стихи об инцесте в королевской семье и критика католической церкви изменили Францию XVIII в. читайте в статье:

    https://vk.com/@letagere-ot-uznika-bastilii-do-dramaturga-istoriya-zhizni-voltera
    От узника Бастилии до драматурга. История жизни Вольтера

    Франсуа-Мари Аруэ был не по годам развитым подростком, которого всегда приглашали на лучшие вечеринки. Заработав репутацию остроумного и запоминающегося стихотворца среди элиты Парижа XVIII века, молодой писатель в мае 1716 г. был сослан в сельскую местность…

    Vk
  • L'etagere d'Eugene

    ​​Воскресный дайджест.
    Представляю вам, любимым читателям, новую рубрику – «Воскресный дайджест». Здесь я просто делюсь интересными материалами из разных медиа. Главный нюанс – это могут быть, как и свежие статьи, так и, к примеру, годичной давности. Но от этого они своей ценности не теряют. Формат простой: две статьи на русском + две на английском. Приятного чтения!

    На русском:
    1. Андрей Косинксий о суперграфике и путешествии в разрушенный Ташкент. Strelka.Mag
    Косинский — один из главных архитекторов советского Ташкента и знаковая фигура для истории советского модернизма. Историк архитектуры Ольга Казакова вспоминает, каким он был, почему отправился из благополучной Москвы восстанавливать Узбекской ССР после землетрясения и из чего состоит стройный и узнаваемый язык его архитектуры:
    https://is.gd/oXDcNs

    2. «Этот скверный городишко великолепно расположен на холме»: датский путешественник о России времен Пушкина. Теории и Практики
    Выехав в конце февраля 1818 года из Швеции в Финляндию, известный датский языковед Расмус Раск прибыл в Петербург, а после продолжил свое путешествие на юг через Москву, Коломну, Рязань, Тамбов, Сарепту, Астрахань и Моздок, записывая в дневнике впечатления от столичных нравов, провинциальных гостиниц и дорог, которые, кажется, «проложила сама природа». T&P публикуют отрывок его путевого дневника о раскопанных улицах Москвы, борьбе за влияние попечителей вузов, омерзительных полицейских и ушлых извозчиках:
    https://is.gd/qN506N

    На английском:
    1.Meet North Korea's art dealer to the West. CNN
    В сонном городке в Тоскане, более чем в 8000 км от Пхеньяна, вы можете найти одну из крупнейших коллекций северокорейского искусства на западе. Человек, стоящий за ней, Пьер Луиджи Чечони, уже более 10 лет привозит северокорейские картины в Понтассьеве - небольшую коммуну вблизи Флоренции.
    Все работы в этой коллекции из одной художественной студии в Пхеньяне - Мансудэ. В нёй работают примерно 4000 человек. Это крупнейший государственный художественный дом в Северной Корее - и один из крупнейших центров художественного производства в мире:
    https://is.gd/N8saiI

    2.Rare 19th-century images show China at the dawn of photography. CNN
    До появления фотографии, визуальные образы Китая на западе формировались из картин, путевых заметок и депеш из этой далекой страны. Однако в 1850-х группа западных фотографов-пионеров устремилась запечатлеть пейзажи страны, города и людей, очаровывая аудиторию на родине и разжигая интерес к фотографии в самом Китае:
    https://is.gd/3DxPR4

    #Воскресный_дайджест
  • L'etagere d'Eugene

    На прошлой неделе про канал написали в «Теории и практики». Если вы ещё не видели материал, и хотите узнать про историю создания, да и вообще про концепцию моей работы, то советую почитать. Так же, статья может вам пригодиться, если вы думаете о том, чтобы создать свой блог в телеграме, но вас немного пугает техническая часть этого вопроса. Там я рассказываю про используемых ботов, которые наверняка облегчат процесс создания и постинг контента.

    https://goo.gl/t86PQM
  • L'etagere d'Eugene

    Версии "Льва": 1648 г., 1630 г., 1609 г.
  • L'etagere d'Eugene

    ​​«Лев Бельгики» – серия карт «исторических Нидерланд» XVI в. Четверграфика

    Leo Belgicus (лат.) использовался как в геральдике, так и в дизайне карт, как символ «Нижних» стран (современные Нидерланды, Люксембург, Бельгия и небольшая часть северной Франции) в форме льва.
    Названия, производные от Belgae (и, таким образом, включая Belgica), в основном идентифицируются со страной Бельгия; однако до разделения «нижних» стран на южную и северную половину в 16 в. это было общее для них название и было обычным латинским переводом Нидерландов (которые в тот момент охватывали текущую территорию страны, Люксембурга, Бельгии и небольшой части Северной Франции).

    Самый ранний Leo Belgicus был нарисован австрийским картографом Михаэлем Эйцингером в 1583 г., когда Нидерланды вели восьмидесятилетнюю войну с Испанией за независимость. Мотив был вдохновлен геральдической фигурой Льва, встречающейся в гербах нескольких провинций Нидерландов, а именно: Брабанта, Фландрии, Фризии, Гельдерса, Эно, Голландии, Лимбурга, Люксембурга, Намюра и Зеландии, а также в гербах Вильгельма Оранского (лидера вышеупомянутой революции).

    Карта Эйнцингера положила начало подобному стилю оформления. Также существовало три разных дизайна. В самом распространенном из них львиная голова находилась на северо-востоке страны, а хвост - на юго-востоке. Самый известный вариант – в исполнении Класа Винсхера, который был опубликован в 1609 г. по случаю «Двенадцатилетнего перемирия» между Испанией и Нидерландами.

    Третья версия была опубликована на более поздних этапах войны, а после независимости Голландской Республики была подтверждена Вестфальским мирным договором (1648). Она называется "Лев голландский" и показывает только голландскую провинцию.

    #Чевтерграфика
  • L'etagere d'Eugene

    ​​Барселона в 1563 г. Четверграфика

    Сегодня хочу познакомить вас с картиной испанской Барселоны за авторством Антона ван ден Вингерде (1525-1571). Он был фламандским топографом и художником, создававшим панорамные эскизы и картины городов в Южных Нидерландах, Северной Франции, Англии, Италии и Испании. Известен многими панорамами городов Испании, нарисованными во время работы на короля Испании Филиппа II. За один только испанский период своей карьеры он создал не менее 62 картин.

    Около 1561-1562 гг. Антон Ван ден Вингерде отправился в Испанию, где Филипп II поручил ему запечатлеть все крупные города, а также украсить королевские дворцы картинами Нидерландов, Испании и Италии. Он украсил стены дворца Эль-Пардо несколькими видами на город и нарисовал декорации для театральных постановок при королевском дворе. Ван ден Вингерде так же запечатлел (помимо Барселоны), Валенсию, Сарагосу, Гранаду, Кордобу, Севилью, Толедо, Бургос и Мадрид. Многие его работы сгорели во время пожара 1727 г., уничтожившего дворец, но большое количество черновиков уцелело.

    Ван де Вингерд однажды сказал: "Среди всех радостей, которые может предложить восхитительное и остроумное искусство живописи, нет ни одной, которую я ценил бы выше, чем изображение городов.”
    Он умер в Мадриде в 1571 году. Был мало признан как при жизни, так и после, а его работы были вновь открыты только в конце 1800-х годов.

    Ван ден Вингерде изображал города, чаще всего, с воображаемых точек, без отступления от планов, но при помощи визуальной памяти и воображения. Его линейные рисунки дополнялись акварелями зеленого, синего, красного и коричневого цветов, для создания акцента на деталях и придания реализма. Он добавлял на картины окружающую сельскую местность с фигурами людей, для ощущения масштаба, но чувство реализма было иллюзорным.
    #Четверграфика
  • L'etagere d'Eugene

    ​​В этой статье вы узнаете об истории кулинарных изысков в древнем Ираке, и о том, какую роль они занимали в системе ценностей мусульманских элит X в. Рецепты, советы по хозяйству и приему гостей, а так же восторженные оды еде, что может быть лучше?

    "В средневековую эпоху в исламском мире гражданские и религиозные лидеры Багдада - известные как Халифы - устраивали легендарные пышные банкеты при своих дворах. Столы ломились от великолепных блюд, а напитки лились рекой.
    Халифы также развлекались во время еды, часто прося гуляк петь дифирамбы о еде перед ними. Один из таких халифов, Аль-Мустакфи, однажды умолял людей собраться чтобы написать стихи о еде."

    https://vk.com/@letagere-lubov-k-ede-v-stihah-povarennaya-kniga-iz-bagdada-x-v
  • L'etagere d'Eugene

    ​​Типы зрителей по Брехту и Ницше. Дистанция и соучастие.

    Наблюдая за спортивным мероприятием, будь то напряженный хоккейный матч, или же расслабленная игра в гольф, мы редко задумываемся о том, что есть сам «зритель». Более того, что он может подразделяться на какие-либо категории.

    По мнению многих философов и социологов, спорт - всего лишь занятие масс и инструмент для их контроля со стороны государства. Среди тех, кто считает иначе, Х. Ульрих, который в своей книге «Похвала красоте спорта», доносит до читателя, что в спорте существует своя эстетика. Эта "красота" может приблизить нас к прекрасному не меньше, чем древнегреческие трагедии. Сейчас же мы подробнее рассмотрим категории "зрителя", и тут Ульрих ссылается на классификации немецкого драматурга и поэта Бертольда Брехта, а также Фридриха Ницше.

    На ум приходит Бертольд Брехт с его идеалом дистанцированного зрителя – зрителя, курящего табак (и изредка даже обменивающегося впечатлениями с другими зрителями) во время просмотра, анализа и в конечном счете политического озарения, возникающего от приобщения к пьесе «эпического театра». Понять смысл и представить себе достоинство этой концепции можно, лишь рассмотрев ее на фоне ее противоположности – неприемлемого (для Брехта) зрительского опыта, ассоциируемого им с катарсисом и прочими, вероятно, превратно понятыми понятиями аристотетелевской «Поэтики». По Брехту, этот другой, аристотелевский тип зрителя воплощает собой то, что он считал смертным прегрешением против интеллектуальной бдительности, а именно стремление к отождествлению с действующими персонажами на сцене.

    Более известно и более продуктивно, надо сказать, различение Фридрихом Ницше аполонического и дионисийского начал. Аполлононический зритель – тот, который на расстоянии воспринимает и оценивает красоту тех или иных форм. У него не обязательно должен быть аналитический взгляд в смысле брехтовского идеального зрителя или хоккеистов, наблюдающих за своими товарищами по команде со скамейки запасных, но ясно что апполонический зритель имеет большее сходство с категорией аналитического взгляда, чем с категорией взгляда соучастника. Дионисийский зритель же имеет склонность к отказу от индивидуальности и общему ликованию, сближающему его как с другими зрителями, так и с энергией, исходящей от разворачивающегося действа. Из всех классических греческих драматургов Ницше искусно приуменьшал значение Еврипида, так как ему казалось, что трагедии Еврипида не способствовали достижению публикой состояния дионисийского соучастия. «Экстаз» и «упоение» - этими словами Ницше охарактеризовал свое собственное видение дионисийского сборища, и, по его представлению, глубина такого соучастия должна в итоге привести естественным путем к сну в состоянии глубочайшего блаженства.

    По материалам:
    «Похвала красоте спорта», Х. Ульрих.

    На фото:
    Амфитеатр в Иераполе, Турция

    #Человек_и_спорт
  • L'etagere d'Eugene

    «Пицца-эффект» и неоиндуистские движения. Антропология повседневности.

    Сегодня хочу познакомить вас с интересным явлением из мира антропологии – «Пицца-эффектом». Сказать честно, именно этот термин среди прочих на обложке журнала «Неприкосновенный Запас» (если быть точным, то №105 1/2016 г.) зацепил моё внимание. Изначально меня интересовал только сам «эффект», но то, насколько подробно в статье были расписаны ветви, практики, история, взаимодействие нео- и традиционных индуистских движений в новых условиях (США, Канада), заставило взглянуть на культуру Индии немного с другой стороны. Поэтому заодно решил поделиться и самой статьей за авторством американского индолога и антрополога Агехананда Бхарати (австрийца, ранее известного как Леопольд Фишер).

    Саму концепцию можно описать кратко следующим образом:
    Пицца в Италии представляла собой простую лепёшку и являлась пищей беднейших слоёв населения. Однако после того как итальянские эмигранты переселились в США, начинка усложнилась, а сама пицца не только стала популярной едой среди американцев, но и, возвратившись на свою историческую родину, стала восприниматься как деликатес в итальянской кухне. То есть отдельные части одной культуры нации или народа, которые, оказавшись в другой социальной среде, пережили трансформацию и затем снова вернулись в материнскую культуру.

    Статья объёмная и в ней много новой информации для дилетантов в вопросах по Индии, таких же как и я (хотя кто знает, вдруг меня читают сплошь востоковеды и только для меня это что-то новое). Так что постить в оригинале – просто сделать так, что её прочитают совсем уж единицы. Поэтому разбавил её иллюстрациями и кое-где добавил дополнительные примечания по тексту. Если что, вы можете прочитать её в оригинальной редактуре на сайте «НЗ», ссылка будет в конце статьи.

    Полезный нюанс: покупать журнал в печатном виде совсем не обязательно, на сайте «Нового литературного обозрения» есть архив со всеми статьями. Ссылку на него прикрепил в конце статьи.

    https://teletype.in/@letagere/HJp-M58pX

    P.S. Телетайпом пользуюсь впервые (и скорее всего больше не буду), поэтому если заметите какие-нибудь недочеты, то смело пишите мне через бота @kopeykibot. Так и не понял как избавиться от знаков вопроса вместо некоторых букв, их штуки 3 по всему тексту. Если знаете как с этим воевать, тоже шлите письма боту. Да и вообще пишите, рассказывайте о том что нравится на канале или наоборот :)
  • L'etagere d'Eugene

    ​​Взаимосвязь «зрения» и «слова» в мифологии древних цивилизаций. Антропология молчания.

    В мифологических традициях семантическая связь зрения и говорения поддерживается общей для них символикой созидания, делания, порождения. Зрение «высвечивающее» мир, «осязательно» к сфере видимого. Видимое порождается видящими его глазами и испускаемым ими светов. Поэтому глаз и свет оказываются такими же подателями жизни, как и опредмечивающее мир слово.

    В египетской иероглифики иероглиф, обозначающий рот, тесно связан с иероглифом глаза (глаз – рот с солнечным диском внутри. Напомним, что Гор воскрешает своего отца Осириса, дав ему проглотить свой глаз. Люди возникли из слез бога Солнца Ра и также изображаются идеограммой глаза). В нововавилонских текстах написание глагола «смотреть» служило для обозначения раба, «того, кто смотрит в глаза хозяину и ждет распоряжений». В древнекитайском языке «видеть» понимается также «слушать» и «быть выслушанным» (например: «быть представленным ко двору»). Аналогичным образом, как кажется, обстоит дело и в корейском языке, где глагол «видеть» выражает различные оттенки зависимости младшего от старшего.

    Зрение определяет слово и «замещает» его, подобно тому как слово «замещает» зрение. Распространяющее себя и тем самым осуществляющее субъекта «вовне» слово оказывается «перевернутым» к какому-либо действительному видению вне субъекта: слово, сказанное вовне, оборачивается внутреннею слепотой, истинное зрение – перевернутым внутрь субъекта словом.

    «Прикладное» понимание этой идеи встречается в западнославянских поверьях, обязывающих хранить молчание в присутствии демонов (как и при окликании человека демоном) лишается способности их видеть и рискует умереть. Интересно, что в Древнем Риме против сглаза использовался амулет, буквально символизировавший молчание, - изображавший фигуры мужчины и женщины, приложивших палец к губам.

    В пределах «взаимозаменимости» операциональных характеристик перцепции (прим. - чувственного познания предметов окружающего мира) недостаток зрения «восполняется словом, а недостаток слова, дефекты речи – особой остротой зрения и т.п.»

    О давности подобного убеждения свидетельствуют образы античности: слепец-аэд Демодок, которому музы «затмили очи», но даровали искусство песнопения (Одиссея, 8: 63-64), сам Гомер, как непререкаемый авторитет слова поэтического, слепец Тиресий – авторитет слова пророческого, тогда как речистый Эдип, «слепой» в отношении собственной судьбы, кончает настоящей слепотой (которая уже, в свою очередь, возмещается для него словом истинным, истинной мудростью). По легенде, сохраненной Цицероном, опыт Эдипа, но уже вполне сознательно повторяет Демокрит, «думая, что зрение препятствует проницательности ума».

    Фото:
    Демодок, Иллюстрация к «Одиссее» Гомера, 1810, Джон Флаксман.
    По материалам:
    "Очерки по антропологии молчания. Homo Tacens", К. Богданов

    #Человек_и_молчание
  • Реклама

  • L'etagere d'Eugene

    ​​Всем привет! К сожалению, выбился из привычного режима примерно на месяц. Декабрь был крайне насыщенным, поэтому времени на канал совершенно не оставалось. Получился своеобразный «творческий отпуск», за который собрал немало контента, и сейчас его понемногу оформляю. Большое спасибо всем, кто не разбежался после такого длительного затишья!

    Сегодня немного расскажу об одной из книг, что прочитал за этот период - «Рональд Рейган. Маргарет Тэтчер. Англосаксонская мировая империя». Увидев это название на обложке, первым делом подумал, что будет нечто на уровне политической аналитики канала Рен-ТВ. Как оказалось, книга – сборник наиболее известных речей вышеуказанных политиков. Если вам интересно соприкоснуться с духом 80-ых, риторикой и проблемами, которые поднимают эти лидеры, то этот сборник будет весьма кстати.

    Отдельно меня зацепили моменты, где Рейган рассказывает анекдоты о СССР. Не сказать, что очень смешные, сейчас они скорее забавные. Тем не менее, они интересны, потому что в них выражаются вневременные вещи: бюрократия, роль власть имущих и тд. Банально, но как отметил Рейган: «…потому что в них отражается мнение народа о правительстве».

    Далее приведу три анекдота, два из этой книги и один из отдельного выступления.

    «Этот анекдот имеет отношение к тем временам, когда Брежнев впервые стал президентом. Он пригласил свою престарелую мать приехать к нему и посмотреть, какой у него громадный кабинет в Кремле. Потом он посадил ее в шикарную машину и отвез в свою роскошную квартиру. И в том, и в другом месте она ничего не произнесла ни слова, она смотрела, но ничего не говорила. Тогда он посадил ее в свой вертолет и отвез в загородный дом в лесу. И опять она ничего не сказала. Осмотрев дом, они сели в его личный реактивный самолет и полетели на берег Черного моря в мраморный дворец – на его дачу на берегу моря, и вот тут-то она и сказала: «Леня, а что, если коммунисты узнают?».

    Из речи Р. Рейгана на обеде выпускников колледжа «Юрика». Штат Иллинойс, 9 мая 1982 г.

    «Дело в том, что бюрократия – проблема общемировая. Есть старая притча о городе – неважно, в какой стране он находился, - в котором был бюрократ, известный своей никчемностью, но которому каким-то образом всегда удавалось оставаться у власти. И однажды на собрании жителей города встала пожилая женщина и обратилась к нему такими словами: «В том месте, откуда я родом, рассказывают, что, когда рождается ребенок, с небес спускается ангел и целует какую-то часть его тела. Если ангел целует руку, младенец будет мастером, если целует ребенка в лоб, тот вырастет умным и сообразительным. Я все пытаюсь понять, куда поцеловал ангел тебя, что ты так долго сидишь здесь и ничего не делаешь».

    Выступление Р. Рейгана и ответы на вопросы на встрече со студентами МГУ, 31 мая 1988 г.

    «Однажды вышел приказ для полиции, что любой, кто превышает скорость, любой! Кто бы он ни был, должен получить штраф. К слову, Горбачеву этот анекдот очень понравился.»
    «Горбачев выходит из своей дачи. Он опаздывает в Кремль, его ждёт водитель с лимузином. Тут он приказывает водителю сесть на заднее сиденье, садится сам за руль и мчится по шоссе. Они пролетают мимо двух полицейских-мотоциклистов, и один из них начал погоню, но скоро вернулся обратно.
    Напарник спрашивает: «Ты выписал ему штраф?»
    Он отвечает: «Нет»
    «Что, почему?»
    «О, - он отвечает, -Он слишком важный.»
    «Но нам сказали любому выписывать штраф, не важно кто он!»
    «Нет, нет, этот был слишком… Я не смог.»
    «Но кто это был?»
    Тот отвечает: «Я не смог распознать его. Но водителем у него был Горбачев.»

    #Человек_и_юмор
  • L'etagere d'Eugene

    ​​Понимания «великодержавности» в общественных науках. Эмиль Дюркгейм и Макс Вебер.

    Недавно наткнулся на работу норвежца И.Б. Нойманна «Российское стремление к великодержавию: как Россия добивалась признания Европы». В ней приводится исторический анализ практик по обретению роли «великой державы» и её динамики с доромановских до конца советского периода. Но что меня заинтересовало больше - разбор исследований из сферы общественных наук, теории международных отношений по концепции и определению статуса «великой державы», со времён абсолютизма до установления национальных государств в Европе. Отдельно приведу отрывок о понимании «государства» и его «престижа» у уже известного нам
    Макса Вебера и Эмиля Дюркгейма.

    Для Эмиля Дюркгейма (прим. - 1858-1917, французский социолог и философ, основоположник социологии как самостоятельной научной дисциплины) возникновение современного государства зависит от небольшого числа персонажей (в историческом контексте – король и его советники). Государство – одно явление, а общество, которое может впоследствии прийти к власти, - другое: «Государство – ничто, если оно не является механизмом, отдельным от остальной части общества. Если государство везде, то оно нигде. Государство возникает в процессе сгущения, отделяющего определенную группу людей от коллективной массы».

    Вначале, как утверждает Дюркгейм, у этого государства мало связей с обществом: «…это главным образом агент внешних отношений, присоединения территорий и дипломатический орган». Однако чем больше растет государство, тем теснее его связь с обществом и тем демократичнее оно становится. Дюркгейм в своем знаменитом описании уподобляет это органическому процессу, когда голова выращивает ещё более отточенную кибернетическую систему, чтобы управлять своим общественным телом. Он утверждает, что этот процесс характерен для современных государств начиная с XVII в. Это даёт нам ясный критерий для измерения «величия» государств.

    Основываясь на понятии «гордости», которое близко к веберовскому «престижу» (прим. - престиж, слава в отношениях с другими государствами – die Ehre, ещё переводится с нем. как почёт, честь). Дюркгейм утверждает, что, «пока существуют государства, существует национальная гордость, и это совершенно оправдано. Но общество может гордиться не только величием и богатством, но и справедливостью, хорошей организацией и самой нравственной конституцией». У Вебера отмечается, что «существует тесная связь между престижем культуры и престижем власти». Здесь принципиально важна интерсубъективность – значение этих критериев определяется в переговорной игре двух или более акторов (прим. - стран).

    Для Дюркгейма ключ в том, что держава может считаться или не считаться «великой» в нравственном отношении. Особое же значение придаётся у него власти (тип и эффективность режима) как ключевому фактору «великодержавности».

    На фото: Эмиль Дюркгейм.
    По материалам:
    И.Б. Нойманн, «Российское стремление к великодержавию: как Россия добивалась признания Европы».
    Э. Дюркгейм, «Профессиональная этика и гражданская мораль».
    Max Weber, H. H. Gerth, C. Wright Mills, «From Max Weber: Essays in Sociology».
  • L'etagere d'Eugene

    ​​Отношение древних цивилизаций к еде. Человек и еда.

    В Древнем мире никто и никогда не воспринимал еду как нечто само собой разумеющееся. Тот факт, что слова «культура» и «культивация» происходят от одного корня (лат. сикиз), говорит сам за себя. Культивация и цивилизация были неразрывно связаны для обитателей античного Средиземноморья. В древнегреческом слово «зреппа» обозначало семя и человека, и злака, и они всегда были рядом в реальности и мифах. Для Гомера человек был просто «вкушающим хлеб»: созданием, которое благодаря земледелию превратилось из дикого животного в культурное, мыслящее существо.

    Связь человека с зерном занимала центральное место в жизни древних городов, где праздники неизменно привязывались к сельскохозяйственному календарю. Каждый год в пору сбора урожая афиняне отправлялись в Элевсин, к мифическому «первородному полю», где, как гласила легенда, богиня плодородия Деметра научила людей возделывать землю. Там проходили девятидневные Элевсинские мистерии — череда ритуалов и обрядовых торжеств, постов и пиров. Раз в четыре года в ходе этого празднества проводились общегреческие игры (своего рода «сельские Олимпиады»), где победителям вручали не медали, а священные колосья пшеницы, зерна с которых они могли посеять после возвращения домой. Связанные с сельским хозяйством обряды проводились и в самом городе.

    Одним из них было празднество под названием Тесмофории: накануне лета женщины закапывали в землю туши свиней, а осенью устраивали трехдневный пост, после которого разложившиеся останки смешивались со свежесобранными зернами, давая «священное удобрение» для будущего сева. О значимости этого ритуала свидетельствует уже тот факт, что проводился он на холме Пникс, прямо под носом у афинского народного собрания, в которое допускались только мужчины. Подобные обряды плодородия совершались женщинами по всему миру. Во многих древних культурах существовал образ Матери-Земли, воплощающей в женском обличье загадочную способность почвы порождать жизнь. Однако дары земли никогда не воспринимались как нечто гарантированное. Хороший урожай был милостью богов, которых следовало задабривать ритуальными жертвоприношениями. Для рождения новой жизни нужна была смерть; чтобы земля продолжала плодоносить, ее окропляли кровью.

    На фото «Элевсинские мистерии. Гидрия, Варрезский вазописец, около 430 до н. э., Берлинское античное собрание».

    По материалам книги «Голодный город», Стил Кэролин.


    #Человек_и_еда