Обложка канала

Внешпол

5257 @vneshpol

Канал,на котором я рассказываю об известных людях России и зарубежья.Предприниматели, основатели больших компаний и просто прославившиеся люди,а также публикую интересные новости из мира бизнеса и IT.

  • Внешпол

    Главный вопрос российско-украинского конфликта — безусловно, будущая политическая конфигурация вовлечённых в него государств. Но на фоне основного вопроса проступают другие, ответы на которые, мне кажется, также крайне интересны. Начну с первого: память о Великой Отечественной войне. Риторика, отсылающая к ВОВ, используется обеими сторонами конфликта — российские официальные лица практически напрямую говорят, что на Украине борьба ведётся с тем самым нацизмом, который был побежден в 1945 году. В мероприятия, изначально задуманные как дань памяти погибшим в годы Великой Отечественной, интегрируется актуальная повестка: самый яркий пример — портреты погибших на Украине русских солдат в «Бессмертном полку». Наряду с российским флагом на занятых войсками территориях появляется и большевистский флаг, и Знамя победы. Украинцы, в свою очередь, устами политиков и публичных спикеров сравнивают поведение российских войск с поведением немецких оккупантов. Националистическая ("бандеровская", если угодно) эстетика фактически продвигается как самый мощный противовес российской, своего рода отстраивание от бывшей метрополии — чем больше в России кумача, тем больше на Украине железных крестов и вольфсангелей. И чем больше они раздражают русских, тем, с точки зрения тамошних активистов, лучше. В других странах — например, в Латвии — нынешние события используются для сведения исторических счетов и уже практически неизбежного сноса памятника освободителям Риги. Полагаю, что в государствах ЕС все атрибуты советского/российского празднования 9 мая, включая «Бессмертный полк» и ленту к ордену Святого Георгия, будут законодательно ограничены или запрещены как ассоциированные с советской/российской политикой. Взамен будет продвигаться общеевропейская эстетика 8 мая и своеобразный "день памяти" вместо дня победы.
  • Внешпол

    Конфликт на Украине идёт на двух параллельных, как говорили в ранние, дипломатические времена, "треках". С одной стороны, мы с вами живём в момент ключевой битвы за Донбасс — судя по военной аналитике, российские силы с помощью хитрого маневра форсировали реку Северский Донец и рискуют окружить украинскую группировку войск в районах Северодонецка и Лисичанска. Это вполне может предопределить исход той самой «второй фазы» конфликта. С другой стороны, противостояние перешло в затяжную фазу. Россия не готова отступаться от заявленных целей (признание ДНР, ЛНР, Крыма, политические и военные ограничения), Украина же, оправившись от шока и воодушевленная как локальными успехами, так и поставками вооружений, не готова и на предложенный ей же "стамбульский вариант" — отход российских сил на рубежи 23 февраля. Даже старая добрая американская разведка заявляет, что путей выхода из ситуации пока не наблюдается. Обе стороны продолжают противостояние, надеясь, что противник дрогнет и отступит. При этом надо понимать, что несмотря на американские гаубицы и британские ЗРК, затяжной конфликт Украина выдержать не в состоянии, и продолжит утрачивать земли. Надежды Киева на финансовый коллапс Москвы также не оправдались. Перед Россией тоже встает сложный вопрос: сил на взятие под контроль небольших населенных пунктов хватит, однако для мощного перелома, способного вынудить Украину сесть за стол переговоров, необходимо брать крупные города, что делать без масштабных разрушений и мощных бомбардировок практически невозможно (вспомните Мосул — иракскую террористическую "столицу"). Также на руку Москве играют экономические сложности в ЕС: европейские политики, столкнувшиеся с масштабным кризисом, могут побудить Киев пойти на уступки ради восстановления экономических цепочек. Но тоже лишь в среднесрочной перспективе. Поэтому в ближайшее время все попытки переговоров и договоренностей не будут иметь будущего. Обе стороны готовы к продолжению противостояния.
  • Внешпол

    Обновление данных по погибшим мирным жителям во время украинского конфликта с 24 февраля до полуночи 9 мая и сравнение с числом погибших за последние восемь лет. Данные Управления Верховного комиссара по правам человека ООН, в инфографике не отражены данные из Мариуполя и некоторых других городов. Кроме того, верификация запаздывает, и итоговые показатели наверняка будут выше. За перевод данных в инфографику спасибо коллеге @cyberguerre.
  • Реклама

  • Внешпол

    Ситуация с антироссийскими санкциями — оказавшимися для Москвы неожиданно жесткими и масштабными — вновь приводит меня к мысли, безнадежно непопулярной в наших палестинах, а именно мысли о важности идеологии. В России, как и в некоторых других странах постсоветского пространства, к идеологии принято относиться уничижительно, с насмешкой: любой набор политических идей воспринимается как ширма, как обёртка, в которую облачены реальные экономические интересы стран и групп влияния. Это объяснимо: страна за век дважды пережила крах собственной идеологии, сравнительно недавно избавившись от гибельных большевистских оков. Потому в массовом сознании любая идея не имеет никакой ценности, она воспринимается как инструмент, как прикрытие. "Посмотрите, Псаки плачет на словах про ЛГБТ, вот лицемерка". Риторика о правах человека так же воспринимается лишь как инструмент, в пример приводится, например, Ирак. Эта критика во многом справедлива, однако, на мой взгляд, идеология для Европы и США никогда не была ни святым ориентиром (как думает одна часть российского общества), ни исключительно ширмой (как полагает другая). Идеология — лишь один из факторов при принятии решений, но фактор важный. Европа и до 24 февраля симпатизировала Украине, но отказываться от "Северного потока 2" не хотела — это было выгодно. Сейчас это ещё выгоднее, однако мысли о реанимации газопровода даже не звучат — это недопустимо с идеологической точки зрения. Антироссийские санкции невыгодны для Европы, однако многие европейцы их поддерживают — снижают температуру в домах и надевают свитера, и дело далеко не только во влиянии из-за океана. Хоть даже эти санкции фактически — как и все предыдущие — не достигают эффекта, не изменяя линию поведения России. Иными словами, люди сплачиваются вокруг идеи. Впрочем, логично предположить, что и вечным этот эффект не будет — когда замолкнут пушки и вопрос выгоды и расчета будет становиться все более насущным, люди захотят возвращения к прежнему комфорту. Тогда мы и узнаем точную цену идеологии, которая, по крайней мере, в любом случае не равна нулю. И работа по снижению этой цены, безусловно, станет одним из важных инструментов Москвы.
  • Внешпол

    Коллега @Vinogradov74 подготовил хорошую таблицу для понимания обозначаемых целей и задач российской военной операции. Со временем задач обозначается больше, но частота их упоминаний снижается: полагаю, финальные решения вырабатываются буквально в эти дни.
  • Внешпол

    Друг и коллега Иван Тимофеев (@sanctionsrisk) как всегда профессионально о санкциях: Нет сомнений в том, что ущерб российской экономике от санкций будет значительным. Нарушение привычных торговых и транспортных связей, финансовая и технологическая блокада Запада приведут к росту инфляции, безработицы, падению производительности труда, технологической базы и экономики в целом. В среднесрочной и долгосрочной перспективе подобный ущерб будет сохраняться и накапливаться, в том числе за счет постепенного вытеснения с западных рынков российского сырья. Вместе с тем санкции с большой вероятностью окажут нулевой или даже отрицательный эффект на российский политический курс. В Москве попросту не верят в то, что уступки по Украине и другим вопросам приведут к отмене санкций. Похоже, что российский взгляд на санкции фаталистичен: они с нами навсегда. Да, можно ожидать эпизодических исключений и смягчений в интересах самих инициаторов. Но не более того. Между тем исторический опыт показывает, что ограничительные меры против крупных держав не приводят к смене их курса. Санкции также вряд ли выведут на улицы простых россиян «свергать власть». Да, удар по экономике превращает средний класс в бедняков, а бедняков — в нищих. Но общественное мнение будет связывать это не столько с действиями своего правительства, сколько с политикой Запада. То есть санкции будут лишь подогревать антизападные настроения. «Культура отмены» усиливает эту тенденцию. Независимо от того, как кто относится к решению о военной операции, люди не примут откровенное и бессмысленное унижение только за то, что они русские. https://www.kommersant.ru/doc/5292963
    Санкции можно ужесточить, но зачем?

    Иван Тимофеев о политической бессмысленности западной санкционной политики

    www.kommersant.ru
  • Внешпол

    Призыв к разумности никогда не вызывает одобрения посреди страшной трагедии, меж тем это единственный возможный и необходимый вариант. Цитирую @norin_ea: Что касается трагедии в Буче. Это очень хреново, это безумно ужасно, это трагедия. При каких обстоятельствах погибли люди, мы не знаем, и извините, такие истории - это не та область, где "что тут думать, трясти надо". В 2014 году бывали ситуации, когда ополчение ЛДНР попадало не туда, бывали - что украинские военные попадали довольно контринтуитивным образом; и вот в Буче, вы меня дико извините за такой неприятный кому-то факт, но последние 4 недели артиллерия ВСУ стреляла по городку, планируя попасть по российским военным, а не наоборот. Связанные руки у покойников - это, скорее всего, говорит нам о том, что трупы после смерти куда-то тащили (например, в братскую могилу), и если вы помните фото донецкого морга 26 мая 2014, то там у погибших - да, были связаны руки. Короче. Мы на 100% можем сказать, что это трагедия войны. При каких обстоятельствах люди убиты и кем - это требует расследования. Подчеркну красным: требует расследования, а не "Наши никогда не могли такого сделать" и не "Озверевшие украинцы мочат своих". В первую очередь - это человеческая трагедия и жертвы войны. Пока это единственное, что можно сказать уверенно.
  • Внешпол

    Комментарий к графику выше: это данные ООН о мирных жертвах в Донбассе по обе стороны от линии разграничения. Причем в 2020-2021 годах большее число погибших пришлось на заранее установленные мины, а не на обстрелы.
  • Внешпол

    Показательная визуализация: число жертв среди гражданского населения на Украине (без учета военных и ополчения, т.е. комбатантов) с 2014 года по данным Управления Верховного комиссара ООН по правам человека. Подготовил коллега Олег Шакиров (@cyberguerre)
  • Внешпол

    Главное впечатление от интервью Зеленского: он проговорил все нужные ему тезисы и ушел от ответов на все острые вопросы. 1. От содержательных переговоров Украина де-факто отказывается: — Не обсуждается ни "денацификация", ни "демилитаризация", что бы они ни значили; — Вопрос о конституционных изменениях будет вынесен на референдум (а что делать, если на референдуме народ скажет "нет", не поясняется, тут Зеленского прекрасно поймал коллега Владимир Соловьев из Ъ); — Вопрос защиты русского языка заменяется эфемерным договором о взаимоуважении языков с соседями, и русскоязычная школа на Украине может быть только если она будет частной, и если Украина сможет открыть украиноязычную школу в России; 2. Среди олигархов и бизнесменов России есть те, кто готов поддерживать Украину и помогать их армии в обмен на непопадание в санкционные списки; 3. Зеленский готов согласиться с присутствием российских сил в Донбассе (по состоянию на 23 февраля 2022 года) и в Крыму. Герой дня — Владимир Соловьев из Ъ, задавший самые удачные вопросы. Но сам формат коллективного интервью не позволил "дожать" интервьюируемого. Зеленский легко отбил вопросы про биолаборатории и сомнительные приказы о предполагаемом нападении на Донбасс. Но вопроса о целесообразности фактического запрета русскоязычных СМИ в стране, о нормализации образа сотрудничавших с гитлеровцами украинских националистов не прозвучало: а для многих читателей это вопросы важные. Как и вопросы об отправке под арест Медведчука и запрете оппозиционных СМИ.
  • Внешпол

    Помню свой день рождения два года назад: тогда на страну наползал ковид, и было много поздравлений в стиле "ну, новая реальность настает, держимся!" Тогдашняя новая реальность — ничто по сравнению с нынешней. Друзья и коллеги спрашивают, куда же делись мои посты. Проблема в том, что ход времени ускорился настолько, что каждый день мы слышим о событиях, ранее казавшихся немыслимыми. Немыслимые боевые действия. Немыслимая позиция Китая. Немыслимые санкции. Немыслимые отказы компаний работать в России. Немыслимое решение продавать газ за рубли и торговать в национальных валютах. Каждое это событие в отдельности заслуживает хорошего осмысления и анализа в течение месяца — они же все произошли почти одномоментно, резкой пулеметной очередью. Когда самолёт идёт на посадку и "пробивает" облака, борт начинает трясти. Иллюминаторы заволакивает плотная дымка, в салоне становится темно. Потом, однако, облачный слой заканчивается, солнечные лучи вновь пробиваются через стекла, внизу проступают знакомые контуры городской жизни. Какие контуры проступят, когда мы пройдем нынешний облачный слой — не знает никто. И не верьте тому, кто говорит иначе. В это время невиданной турбулентности остаётся пристегнуть ремни и постараться сохранить трезвый рассудок, обеспечив максимальную — в том числе финансовую — безопасность себе и своим близким. Спасибо всем, кто остаётся на канале. И отдельное спасибо всем, кто поздравил сегодня. "Внешпол" с вами во все времена.
  • Внешпол

    Не предвидел, ошибся в прогнозах и оценке логики, как и большинство коллег. Главный аналитический вывод, мне кажется, в переоценке уровня рисков. Раньше считалось непреложным, что прямая военная операция исключена: из-за репутационных, санкционных, банальных военных рисков. Так было раньше. Теперь иначе. Военная операция становится одним из методов воздействия. Крушение нарратива "война ничего не решает" — оставим за скобками вторжения в Ирак и Ливию как далекие от границ проявления своеволия мирового гегемона — окончательно произошло на Южном Кавказе, где Азербайджан десятки лет слышал озабоченности и слова про мирный путь, а в итоге решил почти все проблемы молниеносной и хорошо спланированной военной операцией. Хочу даже привести цитату президента Алиева, сказанную им вчера после подписания союзного договора с Россией. "И хотел бы эту тему завершить, может быть, такими дежурными фразами, которыми нас всегда призывали на протяжении 30 лет: «Надо все решать мирным путем». Мы это слышали 30 лет, 30 лет старались, но ничего не получилось. Поэтому, конечно, хотели бы, чтобы мирным путем все решилось, но это не всегда бывает возможно в жизни, к сожалению". В эту же копилку и заявление Китая, который согласился с российской оценкой причин сложившейся ситуации. Полагаю, в новом мире вопрос Тайваня на повестке дня стоять будет недолго. Война — это всегда плохо, это всегда угроза для тех, кто на передовой и тяготы для тех, кто в тылу. Мы слишком привыкли к миру без войны — что вообще историческая аномалия — и не замечали грохота орудий под Донецком. Теперь, видимо, придется жить в более естественном для человечества состоянии. В 1996 году ныне трижды лауреат Пулитцера Томас Фридман писал, что две страны, в которых есть "Макдональдс", воевать не могут: если ты можешь позволить себе "Биг Мак", ты рискуешь слишком многим в случае войны. Жизнь показала: он ошибался, и человеческая история идёт, как шла столетиями и раньше.
  • Внешпол

    Вне зависимости от итогов речи (что республики признают, было понятно уже заранее), очень рад, что проговорены все антироссийские, антирусские деяния большевиков. Это очень важно выносить в публичное поле. P.S. Приятно удивлен обещанием наказать виновных в убийстве в Одессе. Такого Россия раньше себе не позволяла, это прям уровень Израиля. P.P.S. Как верно пишут подписчики, Ленина бы еще закопать. Надеюсь, доживу.
  • Внешпол

    Провел свое мини-расследование казуса с «газопроводом "Дружба"», который вчера горел недалеко от Луганска. Вчера много говорили, что это ошибка, и "Дружба" — это только знаменитый нефтепровод. Так вот — "Дружба" — это локальное луганское название одной из веток газопровода "Уренгой-Помары-Ужгород". Привожу две карты: 'украинскую' (скорее луганскую) и российскую.
  • Внешпол

    Россия намекает, где лежит путь выхода из конфликта. Надежда на то, что колонны беженцев — наконец эвакуируемых из-под реальных ежедневных обстрелов — вынудят страны Европы и США надавить на Киев, чтобы и он понял этот намек. https://t.me/bbbreaking/114745
    Раньше всех. Ну почти.

    Минские соглашения являются единственной основой для урегулирования кризиса на Украине, заявил замглавы МИД РФ Сергей Вершинин.

    Telegram
  • Реклама

  • Внешпол

    Всё-таки решение снизить уровень обострения понравилось не всем. У обострения очень много заинтересованных сторон, которые на его фоне получают деньги, влияние и вообще строят на войне свою легитимность.
  • Внешпол

    Войны не будет. Но остаётся вопрос: а оно вообще того стоило? — Запад теперь готов обсуждать вопросы, которые раньше, без эскалации, обсуждать отказывался — например, неразмещение ракет средней и меньшей дальности в Европе и отказ от милитаризации Украины; — Западные мозговые центры открыто говорят, что Украине не место в НАТО ради общей европейской безопасности; — Киев признает, что решать вопрос Донбасса силой не намерен. То есть к России наконец прислушались, но для этого пришлось тащить 130 тысяч штыков и технику к границе Украины. А сразу, спрашивается, нельзя было сесть за стол переговоров и начать обсуждать? Я надеюсь, что эта эскалация напомнит, что вопросы безопасности надо обсуждать вместе, и игнорировать Россию нельзя.
  • Внешпол

    Один из наиболее примечательных факторов нынешнего кризиса вокруг Украины — совершенно неожиданная, необычная роль США. Вашингтон традиционно предпочитает играть роль поставщика стабильности для своих союзников. Стабильности как оборонной — гарантируя безопасность стран НАТО или Южной Кореи с Японией — так и наступательной — в вопросе противодействия Ирану или поддержки Саудовской Аравии против йеменских повстанцев. Украина сильно выбивается из этого ряда. Над страной с понедельника уже де-факто закрывают воздушное пространство, на фоне слухов о вторжении обесценивается национальная валюта, лихорадит фондовый рынок. Страна теряет деньги. При этом из объективных факторов — лишь наличие внушительной российской военной группировки у украинских границ. Группировки, собираемой не для современной военной операции — молниеносной, без информационного шума — а словно по лекалам Первой мировой с массовой мобилизацией и сосредоточением. В военную операцию со штурмом Киева не верят ни в России, ни на Украине, и единственным источником информации о скором конфликте остаются США, постоянно объявляя и перенося даты неминуемого вторжения, погружая Украину в новые волны экономического и морального кризиса. Вашингтон в случае Украины предстает не источником стабильности и уверенности — с обещанием не дать в обиду, подставить плечо — а источником нестабильности и паники. Паники, которая позволяет нарастить давление на Россию, но лишь ценой, собственно, самой Украины. В этой логике Украина представляется скорее не союзником США, а своего рода инструментом, пусть и дружественным. И вот эта откровенность, своего рода новая открытость — пожалуй, одна из новелл постафганского имиджа Вашингтона.