Обложка канала

ПростоЖеня

Медсестра, мечтающая стать писателем, говорит с собой.

ПростоЖеня

3 года назад
Открыть в
Однако спустя месяц замужества, она уже не могла закрывать глаза на пугающую бумажную действительность.

С одной стороны, в отличие от настоящих - картонные родные были с ней добры и просты, никто не учил лягушку жизни, не строил планы по заточению её в лечебницу, не смотрел с жалостью. Они были чудные, но неживые, как картинки в книжке. Таким был и принц. Отличный персонаж истории про "долго и счастливо" не мыслил, не чувствовал, не любил её, а лишь следовал отведённой ему слащавой роли в заезженном сюжете. Принц, так похожий на лягушонка, не имел ничего общего с её дорогим другом.

Королевская жизнь, обернувшаяся унылым спектаклем, разочаровала лягушку. Она разочаровала саму себя, оказавшись пустышкой. Лягушка проводила дни и ночи в тоске по настоящему, по неидеальным близким, по лягушонку, которого она несправедливо отвергла.

В одну из ночей, когда в постели сопел бумажный принц, а за окном невыносимо шуршали деревья в саду, лягушка задумала бежать из Оригаминга. Она оставила на подушке своё обручальное кольцо и налегке, с одной лишь верной короной на голове, сбежала от мужа. Почти счастливая, она прошмыгнула мимо королевской стражи и припустила, что есть мочи, к главным воротам.

Ворота были заперты. Картон не поддавался и ни в какую не рвался.

Лягушка услышала шорох позади и обернулась. Из-за кустов вышла оригамама и встала прямо перед лягушкой:
- Милая, - с дрожью в голосе произнесла она, - тебе с нами плохо?

- Да! - отчаянно ответила лягушка. - С вами плохо, с собой плохо. Домой хочу, - бросила она и пнула картонные ворота.

- Тогда тебе надо на озеро, - серьёзно сказала бумажная мама. - Там живёт оригатор. Он выведет тебя, только ты должна будешь дать ему что-то взамен. Что - не знаю. За дворцом поверни направо и иди на звук, - она помолчала, потом подошла к лягушке вплотную и погладила по щеке. - Милая, ты уверена? Мне не хотелось бы терять ещё одну дочь...

- Спасибо, мам.

Лягушка обняла на прощание бумажный призрак своей матери и оставила её, как когда-то оставила настоящую.