Обложка канала

ReadMe.txt

Привет. Меня зовут Илья Клишин, @vorewig. Я шеф сайта Дождя. Тут я пишу про книги, которые читаю

ReadMe.txt

11 месяцев назад
Открыть в
😎 А что, братаны, если я вам скажу, что слово «братаны» — старинное? Как и «брательники» Я был, конечно, убежден, что эти все слова появились ну если не в перестройку, то максимум у стиляг после второй мировой. Ну слишком уж современно это звучит: йоу, братан, чё как? Братан, брательник, бро… Не станут же так писать классики с пыльных портретов на стенах школьного кабинета литературы. Но они станут. • У Достоевского в «Записках из мертвого дома»: Ишь, братан Петрович, как оболокся! ― заметил один, передразнивая выговором мужиков. • У Некрасова в «Кому на Руси жить хорошо»: два братана Губины • У Толстого в записных книжках: На родителях лес не рубят, братан • У Мамина-Сибиряка: Ох, убьют меня братаны-то… как узнают, сейчас и убьют… • У Кропоткина в «Записках революционера»: Братан еще не женился, но уповаем, женится на красную горку. • У Куприна в «Яме»: Вот что, брательники… Поедемте-ка лучше к девочкам • У Ильфа и Петрова в «12 стульях» старухи жалуются: Брательников в доме поселил. Обжираются. Что же это? Как пишет, энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона (1890-1907) братан — это «термин старорусского семейного права, обозначающий — сын братан, то есть племянник». Словарь также предлагает альтернативы: братанич, братыч и даже братучадо. Братучадо, замечу в сторону, звучит совсем уже как гигачад. Если коротко, братан — это сын старшего брата, брательник — сын младшего брата. Есть, кстати, и феминитив: братанина — дочь брата. Иногда его использовали в значении двоюродный брат, иногда просто брат. В итоге, кажется, к концу XX века значения стерлись и осталось просто обозначение вроде «бро» или «чувак». Вот, скажем, уже в 1970-х Бродский в своих стихах про растрелянного императора Мексики Максимилиана I использует слово братан уже как просто брат (Максимилиан — родной брат Франца-Иосифа): Отбросим пальмы. Выделив платан, представим М., когда перо отбросив, он скидывает шелковый шлафрок и думает, что делает братан (и тоже император) Франц-Иосиф, насвистывая с грустью «Мой сурок».